Интернет магазин

Свадебный стол Грузии

 Стол грузинский подобен поезду, в который пассажиры входят, усаживаются, выходят, уступают место, едут стоя. Гостей может быть больше, чем мест за столом, они могут расположиться где-то поблизости, беседуя друг с другом на почтительном расстоянии от праздничного стола, заставленного яствами. Постепенно и не торопясь они занимают освободившиеся места. Им меняют тут же столовые приборы, и Супра принимает каждого нового гостя, как первого, как единственно желанного. 

Но всё жё гости делятся на почётных, приглашённых по случаю, возможно, ещё никогда не сидевших за грузинским столом, ради которых затеяно застолье. Им-то надо угодить, их надо удивить, их-то надо побаловать и позабавить хорошо слаженным и отрепетированным житейским спектаклем.

 За ними следуют близкие друзья, прилагающиеся к почётным гостям, так называемая свита хозяина, создающая атмосферу праздника, затем -родственники, помогающие и участвующие в священодействии.  

В Грузии принято, чтобы близкие помогали в приготовлении пищи и убранстве стола. Всё делается умело, слажено, с любовью.

Приглашённые, если они приезжие, не посвящёны в тонкости церемонии, не знают, что их ждёт ритуал, пришедший из далёких времён, проверенный веками, ритуал хорошо и надёжно устроившийся и прижившийся в каждом грузинском доме для каждодневного благословения вечности и щедрости бытия. А иначе как их удержишь - вечность и бытие?

Так было, так должно быть, так будет всегда.

Всё должно быть забыто за столом; кроме его ритуальных правил, хорошего тона, испытанного временем. А правила стола - незыблемые: все должны быть накормлены, замечены, обласканы, пригреты, каждому гостю поклон в виде персонального тоста, благодарность за присутствие, за радость лицезреть его. 

"Позвольте нам полюбоваться вами!"- " Позвольте поухаживать за вами' Старомодно? Смешно? Странно? 

Да, странно, как до сих пор удалось сохранить грузинскому языку такие трогательные выражения, требующие соответствующей манеры поведения! Как не покинули грузинский язык эти выражения, столь ласкающие слух гостя издалека, как они сумели выжить, пройдя через столь суровые века , сохраняя радость на земле?

 Откуда берётся эта застольная радость, никто не знает , но известно, что она заполняет бокалы животворной влагой под незатейливым названием грузинское вино, которое разливается, сопровождаемое вереницей слов, обладающих гипнотическим свойством внушения, уже не одно тысячелетие, слов столь неожиданных, сколь и лестных, что не знаешь, чему дивиться - первому или второму, тем более, что вино пьётся медленно, долго, его не измеряют бутылками, им наполняют сосуды, из которых затем щедро разливают в бокалы. Вино никогда не кончается, во всяком случае, так кажется гостю.

  Вместе с вином и отменной едой гостя награждают добрыми словами, и гость, незнакомый с древними обычаями грузинского стола, начинает верить в свою исключительность, избранность, в которую перестал давно верить при других обстоятельствах, но за грузинским столом ему напомнили об этом, и гостю тепло на сердце, светло на душе. 

Непроизвольно благодарность начинает переполнять его существо, не верящее в то, что ТАКОЕ возможно, что это не во сне, что это при жизни ему воздают почести, которых он , конечно же, заслуживает. 

 Гость счастлив, вокруг него витают невидимые частицы этого сложного и одновременно простого состояния, когда хочется жить, когда верится , что всё хорошее сбудется, что любовь уже заполонила весь мир и на его долю тоже достанется, как поётся в песне Булата Окуджавы: 

 "Дай же ты всем понемногу, и не забудь про меня". 

 Сначала всем, а потом мне.

  А тем временем застолье продолжается, стол ведёт опытный тамада , создающий настроение, особую атмосферу, и, оказывается, (и это становится совершенно очевидным), что за столом присутствуют избранные, лучшие на этом свете, их много и всем им предлагается тост за Грузию. Тост произносится со всеми возможными и невозможными интонациями: проникновенно-нежными, с пафосом и патетикой, с гордостью и любовью, и последняя побеждает. Может быть , в этом заслуга Супры и поэтому она застенчиво спряталась?  

 Кто не переживал такого необыкновенного, неправдоподобного состояния за грузинским столом? Когда еда сама добровольно уходит на второй план, она как бы незаметно уплывает в никуда, ибо не ею занято застолье. Супра объединила сидящих за столом, и это - главноё. Она не обиделась на тех, кто не притронулся к еде, а только любовался ею , а таких немало. (Кстати, в последнее время нечто подобное рекомендуется диетологами во всём мире)

  Круг застолья постепенно расширяется: вспоминаются отсутствующие, те, которые могли бы быть, но их нет сегодня, поминаются ушедшие навсегда, но их помнят, и они за столом сегодня и всегда. Эти невидимые гости раздвигают стены дома, увеличивают пространство, размеры стола. Жизнь приобретает временную протяжённость. весомость, значительность . Ничто и никто не уходит, и время повисает над всеми, сидящими за столом, прозрачным куполом, сквозь который (о, чудо!) просматривается ушедшее время, которое так же бережно приглашало к застолью всех видимых и невидимых, чтобы донести до нас то, что ему удалось сохранить. 

Этот особый дар грузинслой земли обьединить за столом всё лучшее, что предлагает жизнь во всех странах и во все времена, не везде приживается, почва не всегда бывает благоприятной для внимания, любви, дружбы, щедрости, в в теплицах эти диковинные плоды не выживают, им нужно много солнца, воздуха, вина, улыбок, им нужен умелый поводырь, им нужно место, где мифы не только рождаются и умирают, но и выживают, бережно охраняемые, ибо Супра поддерживает жизнь мифов о вечной дружбе, о библейской любви, которая одна только и может спасти жизнь на земле.

  И, действительно, спасает! И разве это неочевидно уже всем в наше несколько погрустневшее время? 

 "Не оскудеет рука дающего!"  

Всё отдают гостю: и всё возвращается в Грузию в виде легенды. 

Отдают время, готовя пиры, а оно возвращается запечатлёнными в памяти гостей воспоминаниями о благодати, радости и любви.

Тратят деньги, готовя угощение, а они удваиваются в рассказах удивлённых свидетелей о грузинских пирах, ну, точь в точь, как в рассказах рыбаков о пойманной рыбе. 

Отдают силы Супре, а они умножаются от веселья и радости гостей, поражённых желанием угодить, порадовать.

Неужели такое бывает? Где? В какой стране?

За горами, за долами в маленькой, солнечной и гостеприимной Грузии, где испокон веков и по сей день обитают бессмертные мифы.

Жить в мифе о любви и дружбе и поддерживать его живучесть, понимая важность его присутствия в мире, - вот что объединяет людей вокруг грузинского стола. 

И гостю ничего не остаётся, как присоединиться к живучести мифа и участвовать в его очередном возрождении, и, главное, нужно проверить самому , чтобы поверить и убедиться в том, что миф создан для спасения живых душ, призванных благославлять жизнь. 

Многие лета!

Мравалжамиер!

Супра сопровождается совершенно божественным пением, что придаёт ей сходство с литургией во славу бытия, которого , к сожалению, может и не быть, если не охраняются его основы. 

Полифония или многоголосие прижилось в Грузии (можно ведь предположить и такое?) из-за своеобразия рельефа, благодаря живущему в горах эху, которое охотно отвечает всем желающим общения.  

-Ау! Ау! 

 Невидимое эхо откликнулось, как бы подсказывая людям петь вместе, чутко отзываясь на каждый голос. 

  Начинает один, к нему трепетно присоединяется ещё один, вступают постепенно всё новые голоса, которые соединяются в единый могучий горный поток, смывающий суету сует, очищающий душу для противостояния небытию и утверждения вечности, которая вместе с эхом завороженно и настороженно, прислушиваются к созданному ими пению, сверяя незыбленность гармонии, а проще говоря - согласия.

Звучит гимн долголетия "Мравалжамиер". 

 В грузинском многоголосии царит удивительное согласие многих голосов - в котором чувствуется и любовь к гармонии, и любовь к создателям этой гармонии Многоголосие передаётся из поколения в поколение "на слух", И нужно хорошо слушать поющим друг друга , а в Грузии поют все, чтобы голос вписался и не нарушил столь хрупкую, но живучую и здравствующую по сей день гармонию. 

 Супра поднимает тост во славу Согласия.

 

У всего на свете имеется лицо и изнанка. Даже у бессмертного мифа, как это ни парадоксально. 

Изнанкой застолья, его реальными врагами являются побочные эффекты или явления, точь в точь, как от любого лекарства, предписанного для излечения больного. Всем известны сопутствующие пирам излишества: расточительность, объедание, алкоголизм и прочее.. 

 Кто не слышал об этом многократно?

Мы только упомянем о "побочных явлениях" и пройдём мимо, оставив их на совести тех, кто ещё не понял, что сказка разрушается людьми, но и создаёся ими же. 

Ну, а кого больше?

 Наверняка тех, кто поддерживает жизнь сказки, присутствует и участвует в ней, и я счастлива, что оказалась среди них.

Вернуться

Коментарии